Итак, вот вам первый способ: не ешьте белый хлеб и не ешьте сладкое.

Способ чего, спросите вы? Способ успокоиться и ничего больше не делать. Потому что не работает.

Вдумчивые созерцания рыхлых боков моих продолжались еще пару месяцев. К великой моей гордости типичные сверхразумы держатся дольше, но меня на дольше не хватило.

Вообще стоит отметить, что первый год трезвости — это в принципе год стресса. Стоит тебе столкнуться с трудностью или каким-то несоответствием реальной жизни твоим внутренним идеалам, и тут же светлый образ кружки светлого нефильтрованного немедленно возникает перед мысленным твоим взором, но ты уже отвык, и образ этот вводит твой мозг в диссонанс с собственным "Я" — ты уже не хочешь, а она всё равно возникает, эта чёртова кружка. Холодная, запотевшая, манящая…

А что происходит с людьми в состоянии хронического стресса? Кто-то худеет, конечно, но большинство — жрут.

Фото автора. Собака по имени Анабель. Ест вообще всё. Презирает диеты.

Так уж вышло, что готовить я умею, причем практически всё. Когда и у кого научился — ответить не могу, просто не помню, но факт остаётся фактом: я готовлю лучше жены, она это признаёт и пользуется этим при всяком удобном случае. Супы, мясные блюда, салаты? Всё что угодно. Даже с выпечкой я на "ты". И тогда решил я свою гастрономическую наклонность повернуть в свою же пользу, тем более что рыхлые бока мои, которые каждое утро я лицезрел в зеркале, красноречиво намекали на это.

Постепенно, с боями и потерями, ввёл я в рацион завтраков вареные яйца, омлет и фрукты. Вообще фрукты стали неотъемлемой частью кухни: даже если никто не ест, корзина с яблоками и бананами всегда наполняется по мере опустошения, потому что я — точно ем.

В рационе обедов остался только суп. Дело в том, что опытным путём выяснилось,что и мне, и жене, и дочкам супа в обед более чем достаточно, мы наедаемся.

В рационе ужинов появился салат. Как правило овощной, максимально простой: огурцы, зеленые листья, помидоры, оливковое масло, руккола моя любимая.

Наверное вы уже догадываетесь, что произошло дальше?

Я встал в очередную позу и снова стал ждать чуда.