Маша очень хотела эту работу. Была уверена – она для нее. У Маши экономическое образование, два языка, у Маши точность и обязательность. И еще энергия с молодостью.

Это крупная фирма, с просторным офисом в новом московском квартале. Чем занимается – нам не так уж и важно, мы про другое. Маша давно отправила туда резюме. Ей перезвонили, сказали: «Да, вы нам подходите, но пока нет места. Будем держать вас в резерве».

Спустя три месяца позвонили опять, строгая дама из H R (по-нашему – отдела кадров) сказала: «Знаете, одна сотрудница намерена уйти в декрет. Давайте познакомимся ближе».

Маша явилась следующим утром, на пятнадцать минут раньше условленного.

Дама из отдела кадров была приветлива, уютно поскрипывала креслом, но будто что-то её беспокоило, словно легкая зубная боль. Наконец, произнесла главное: «Мария, вы прямо идеальная кандидатура! Но вот что… Только воспримите это адекватно, хорошо?»

Маша уверенно кивнула.

«Понимаете, наш босс, Дмитрий Олегович… У него есть причуда…»

«Вы про харрасмент?» – улыбнулась смышленая Маша.

«Что? Нет! – дама отмахнулась. – Нет, он нормальный человек, современный руководитель. Но есть маленький пунктик… Он не любит полных. Я вас не обидела?»

Маша была полновата, да. С ее высоким ростом, с ее формами и уверенными жестами это выглядело совершенно гармонично. Она подумывала иногда, что надо бы похудеть, заняться спортом, диетами, но так, вяло подумывала. Маша не нервничала из-за полноты.

Однако сейчас ей показалось, что дама шутит.

«Вы серьезно? – уточнила Маша. – Он же современный и продвинутый, какое ему дело до веса сотрудников?»

«Я предупредила, – Дама отвечала теперь без улыбки. – Это может стать препятствием. Дмитрий Олегович лично будет с вами беседовать на финальном этапе. Он сам очень спортивный, подтянутый, ну вы же его видели? Короче, решайте быстрее. Через три-четыре месяца нам понадобится сотрудник на эту позицию. Мне рассматривать вас?»

«То есть я просто должна похудеть?»

«Да!»

И Маша приняла условие. Глупость, конечно, самодурство Дмитрия, блин, Олеговича, но Маше страстно хотелось этой должности и зарплаты с бонусами.

Не стану описывать все усилия Маши, но она человек устремленный и цельный. Спустя три месяца похудела на двенадцать килограмм. Это обошлось дорого – в материальном и физическом отношении. У Маши началась бессонница, чего раньше не было. И было постоянно дурное настроение. Маше дико хотелось сладкого, это было ее топливо, ее энергетик, а теперь – нельзя. Трагедия.

Зато дама в отделе кадров сказала восхищенно: «Ого! Пишите заявление».

А спустя пару дней Маша услышала в новостях, что Дмитрий Олегович скончался от инфаркта на пятьдесят восьмом году жизни. Спортивный и подтянутый Дмитрий Олегович.

Ему на смену пришел вице-президент компании, человек известный в светской Москве как тусовщик и бонвиван.

Маше уже предстояло выходить на работу, как ей позвонила та же дама: «Мария! В компании большие перемены!»

«Что, – обреченно спросила Маша. – Мою должность сокращают?»

«Нет! Но вот какая проблема…»

«Ну говорите уже!»

«Новый босс любит девушек в теле, крупных девушек…»

Маша засмеялась, громко и демонически:

«А идите вы к черту, с вашими боссами, их дурью и со всей этой вашей компанией!»

Бросила телефон на кровать. Вышла в магазин, купила четыре эклера и стала есть тут же – с наслаждением, алчно, измазавшись густым белым кремом.

Алексей БЕЛЯКОВ