К Новому году Лиза планировала сбросить пять килограммов. Встав утром на весы, она обнаружила, что осталось всего десять!

Хотя, возможно, учитывая слухи, что к Новому году продукты подорожают на сорок процентов и придется таки сесть на вынужденную диету, концепция пира во время чумы была не такой уж неправильной.

Смотреться в зеркало и садиться на диету – это две вещи, которые девушка может делать бесконечно. Но сейчас Лиза с некоторым недоумением разглядывала себя в зеркало, и ей не нравилось то, что зеркало ей показывало. Округлившиеся бедра, выпирающий животик, не поплывшая, а уже уплывшая в неизвестном направлении талия… Все говорило о том, что принимать меры нужно уже было вчера.

Лиза заглянула в шкаф. Если верить Джеку Воробью, то важно лишь одно: что человек может и чего он не может, в данном случае – одеть. И поняла, что может она немногое. У Лизы был классический женский гардероб, состоящий из трех частей: надеть нечего, вешать некуда, выкинуть жалко. И специальная полка "Вдруг похудею". И выходило так, что большую часть одежды нужно было переложить как раз на эту полку.

За моральной поддержкой она позвонила своей подруге Маше. Даше звонить было бесполезно, так как она держалась в идеальном весе всегда, несмотря на любые события в жизни. А вот Маша тихо, под покровом пандемии коронавируса, родила первенца, в весе, естественно, прибавила, значит, вполне в обсуждении лишнего веса была заинтересована. И если не поделиться лайфхаками по похудению, то наверняка хотя бы поплакаться о том, что «вес, собака, никак не уходит, и что делать, ума не приложу!» она так вполне себе захочет.

Маша сняла трубку после первого же гудка, как будто ждала Лизиного звонка. И после слов Лизы: «Представляешь, за время этой гребаной пандемии растолстела, еле-еле в любимую юбку влажу!», ответила Лизе: «А я Лешку выгнала. Совсем!»

Лиза удивилась. Конечно, Маша с Лешкой были парой не без странностей, вернее, со странностями был Лешка, но Маша умела ловко делать вид, что она этих странностей не замечает, чем и сглаживала впечатления от совместного проживания. Тем более, сейчас, когда они наконец-то съехали из квартиры Лешкиных родителей в Машину наследную трехкомнатную «сталинку» с видом на Петровско-Разумовский парк, родили первенца, казалось бы, живи да радуйся!

«А как ты его, за что?» — тихо спросила Лиза.

«У нас не совпали религиозные взгляды.»

«В смысле?»

«Он не признавал, что я богиня.»

В ходе дальнейших расспросов выяснилось, что Маша очень сильно прибавила в весе, ну очень сильно, на столько, на сколько Лизин разум отказывался верить, отметая подобную прибавку как возможную реальность. А Лешка пилил Машу по этому поводу, утверждая, что его женщина должна быть образцом здорового образа жизни. Сам-то он был веганом. И, конечно, таким тощим, что Лиза каждый раз видя его, вспоминала песню про колокольный звон Бухенвальда, которую они учили в первом классе на уроке пения. Хотя Маша мирилась с этим его отклонением в психике. Но он с ее лишним весом мириться не хотел.

«Главное, представляешь! – Возмущенно вещала Маша. – Я ему говорю: «Раз любишь меня, принимай меня такой, какая я есть! А он мне такой отвечает со своей гаденькой ухмылкой, — ну ты знаешь, когда он так рожу кривит, что у него верхняя губа в гузку сворачивается: «Такой, какая ты есть, тебя примет только патологоанатом!»

Конечно, еще давно, когда Даша указывала Маше на то, что она слишком уж буквально воспринимает фразу, что во время беременности есть нужно за двоих, Лиза всегда думала, что не надо давать советы людям! Каждый должен облажаться самостоятельно. Но она не представляла, что дойдет до такого.

Поэтому она промямлила в ответ: «Вот козел! Да что он, дурак что ли? Ты ему и то, и се, а он как свинья себя ведет!»

«Вот-вот, — воскликнула Маша, — я тоже считаю, что есть люди и похуже меня! Другая бы на моем месте давно бы такое золотце послала бы на три буквы! А я сколько лет терпела его закидоны!»

«Ты, главное, не переживай, все образуется, — поддакнула Лиза, тем более, у вас же ребенок. Он сейчас подумает хорошенько, и сам приползет, вот увидишь!»

«Еще бы он не приползет! – воскликнула в ответ Маша победным голосом. – Дома мамаша его придурошная, которая святого до греха доведет, если с ней разговаривать. А у меня шикарная квартира рядом с его работой! Опять же по сыну скучает, наверняка, он с ним и искупать, и погулять, я только для кормления. Но я уж тогда твердо возьму с него слово, что если мне еще хоть раз про вес квакнет, сразу с вещами на выход и замки сменю!»

Поговорив с Машей, Лиза подумала: «Вот у людей проблемы, а у меня всего лишь пять лишних килограммов! Ну ладно, десять. Но все же! Сосед-то мне ничего не говорит по этому поводу, и чего я парюсь?»

Но на всякий случай, вечером, когда Сосед был в благодушном настроении, Лиза закинула удочку: «Что-то я так поправилась за время пандемии!» И вопросительно посмотрела на Соседа.

«Милая, недавние исследования показали, что женщины с лишним весом всегда живут дольше, чем мужчины, которые им на это указывают! А я хотел бы с тобой жить долго и счастливо, и умереть в один день!»

И Лиза поняла, что, конечно у женщины только два пути: либо ты получаешь удовольствие, когда ты жрешь, либо когда стоишь голая перед зеркалом. Но при правильном мужчине их возможно чередовать!