Здравствуй, Яндекс Дзен, меня зовут Неунывающая Баранка, и я рассказываю правдивую историю о том, как худею со 130 кг в возрасте 25 лет.

Дисклеймер: никого не призываются отказываться от больничного лечения в пользу «народной медицины»; я верю в современную науку и её достижения, но, к сожалению, это не значит, что и врачи, у которых мне довелось побывать, тоже в неё верят или хотя бы отдалённо о ней (науке) слышали.

Не совсем типичная тема для моего канала, но она входит в цикл историй «Ненавижу больницы», и без этой темы следующие истории будут не совсем полными.

Как всегда на моём канале, я начну сначала, а значит с детства.

Когда мне ещё не исполнилось трёх лет, мама повела меня к терапевту на осмотр. Кабинет терапевта находился на втором этаже, поэтому сначала нужно было подняться по широкой, не очень новой, с торчащей арматурой, лестнице.

Не знаю, что именно меня тогда так сильно напугало, но в тот день я заработала одновременно и страх высоты, и страх к лестницам. До пяти лет я панически боялась подниматься на второй этаж в нашем доме, а к лестницам по сей день испытываю священный трепет. По тем, что прозрачные и без перил, не хожу вообще.

Все лестничные пролёты в моём сознании.

Но и в последствии с больницами отношения у меня не складывались.

В детской больнице у меня был адекватный терапевт, но совершенно неадекватная медицинская сестра, которая работала с первой в паре и всегда гнобила меня за лишний вес.

Тощая и костлявая от природы, она не забывала напоминать мне о том, что я слишком жирная и должна немедленно худеть (хотя в возрасте 10-11 лет у меня было всего пару лишних кило в пределах здорового веса).

Приходила я с насморком или кашлем, она всегда принималась отчитывать меня и втаптывать грязь, как будто других занятий у неё больше не было. Удивительно, но её дедовские методы лечения не приносили пользы, и с годами я становилась только толще.

Очень похожа, только очки были больше.

Я стала замечать, что по приходу в больницу у меня начинает краснеть лицо и подыматься температура. Без шуток, даже когда я просто приходила за справкой в лагерь или школу, то сразу начинала чувствовать себя плохо. Хотя ещё секунду назад на улице всё было прекрасно.

Притворство? Нет, скорее «ожидание казни хуже самой казни».

Тот день, когда я последний раз пришла в детскую больницу и забрала оттуда свою медицинскую карту, стал для меня праздничным.

В студенческой больнице правила были немного другими. Никто особо о моем здоровье не беспокоился, но регулярно в начале года нужно было проходить медосмотр и приносить терапевту заключение о том, что ты «здоров». Ну или «почти здоров».

В список врачей обязательно входили стоматолог, окулист, гинеколог и сам терапевт. А мне, как обладательнице диагноза «ожирение III степени» в обязательном порядке назначали анализ крови на сахар + посещение кардиолога и эндокринолога.

Не стоит говорить о том, насколько бесполезными были для меня эти хождения по кабинетам.

Как бы не тужились и не стращали врачи, сахар и инсулин у меня всегда был в норме. Давление выше 130 мм никогда не поднималось, хотя и то случалось в виду нахождения в больнице. А обычное давление как у космонавта – 121/76.

Даже гормоны, и те, всегда были в пределах нормы.

Смотрели они на результаты моих анализов, корчили кислые рожи, по второму и третьему кругу пугали меня сердечными приступами и диабетом в 20 лет, а больше ничего поделать и не могли.

КАЖДЫЙ, буквально, КАЖДЫЙ говорил мне, что я должна похудеть. Но никто, включая кардиологов и эндокринологов не говорил, КАК именно мне это сделать.

Как будто я и без них не знаю, что мне нужно худеть! Нашли слепую идиотку.

Где-то в коридорах больницы.

В общем, вся эта бесконечная байда с кабинетами меня порядком напрягала. Во-первых, даже чтобы попасть к одному врачу, нужно было отсидеть в очереди больнице минимум два часа. Особенно в периоды когда во всех вузах одновременно проходили медосмотры.

Во-вторых, за анализы, которые назначали кардиологи и эндокринологи, нужно было платить из своего кармана. А у студентки-бюджетницы лишних денег никогда не водилось. И на гормональные анализы – особенно.

Поэтому с курса третьего (кажется) я начала эти медосмотры бойкотировать. Шла к терапевту, брала направление и успешно про него забывала.

100% гарантия.

Ну а что, студентке надо учиться и ещё раз учиться, а не по больницам разгуливать и пары пропускать.

Ближе к сессии меня начинал теребить деканат, мол, если не принесешь справку, то получишь недопуск к экзаменам. Я их внимательно слушала, кивала, но в больницу всё равно не шла. Больше мне делать нечего – тратить драгоценное время, когда нужно к зачётам готовиться.

И конечно, к сессии меня всегда допускали.

Пару раз всё же пришлось дать на лапу в больнице, чтобы мне в срочном порядке поставили печать на бланке и отпустили с миром. Но это было в порядке исключения. В 8 случаев из 10 на медосмотр я просто забивала.

Отразилось ли это на моём здоровье? Определённо. Половину нервных клеток я сохранила, а могла бы потерять. Из самой серьёзной болезни, что со мной приключилась за время студенчества, был гнойный гайморит с фронтитом. Но произошел этот случай на первом курсе, как раз сразу после того, как я прошла медосмотр. Читайте об этом в моей следующей истории.

Спасибо, что дочитали до конца.

Подписывайтесь на мой канал, если вам интересна эта тема.

Напишите в комментариях о том, что вы думаете о моей больничной истории.

Делитесь своими историями, я их с удовольствием прочту. Все мы плывем в одной лодке.